Найти на сайте:
Ипотечное кредитование в России


IPOservis. IPO частного бизнеса
Бесплатный онлайн сонник Юноны и гороскопы.
e3 investment стоит ли вкладывать и реальные e3investment ru отзывы


Сделка: учимся общаться с органами опеки

28.04.2008  metrinfo.ru
При сделках с недвижимостью и покупателям, и продавцам квартир приходится обращаться в различные государственные инстанции, собирать массу справок. Тем, у кого есть дети до 18 лет – ходить на поклон в отделы опеки и попечительства. Участие государевых опекунов в сделках с квартирами не всегда понятно, овеяно «неизвестным мраком» и страшными рассказами.

Сегодня Интернет-журнал о недвижимости Metrinfo.Ru ответит на пять самых распространенных вопросов об опеке и попечительстве.

Вопрос № 1
В каких случаях нужно обращаться за разрешением?
Ответ «когда в сделки фигурируют несовершеннолетние» не совсем верен. Так было до 1 марта 2005 года, когда любая сделка, где ребенок был в продаваемой квартире либо собственником, либо зарегистрирован по месту жительства («прописан»), требовала согласия «опекунов». Иначе органы, осуществляющие государственную регистрацию договоров, просто отказывались принимать документы. Однако в первый весенний день 2005 года вступил в действие нынешний Жилищный кодекс РФ, где, говорит Максим Бородыня, главный операционный юрист юридической компании «Бергер и Партнеры», подобное требование сохранилось только для несовершеннолетнего собственника продаваемого объекта. То есть, если ребенок – владелец квартиры, которая продается, либо у него есть какая-то доля собственности в ней.

Если ребенок просто «прописан» - тогда не нужно. «В целом ЖК направлен больше на защиту собственника, чем на членов семьи или иных граждан, зарегистрированных по месту жительства», - резюмирует эксперт.

Примечательно, что в первое время после принятия ЖК регистрирующие органы «по инерции» продолжали требовать согласие органов опеки во всех случаях, и риэлторы продолжали брать их для своих клиентов. Иногда в Регпалате по этому поводу разгорались скандалы: участник сделки справку не принес, документы у него не принимают. Через год-полтора регистраторы удосужились, наконец, прочитать ЖК. Заметим, что в противоположных ситуациях (когда гражданам не выходит послабление, а гайки, напротив, закручиваются) госорганы с первого же дня обо всем осведомлены и делают «как надо». Но это к слову…

Вопрос № 2
Что это за органы?
Официальное название – Отделы опеки и попечительства, действуют в структуре властей районов. Здесь, впрочем, тоже не все просто. Раньше в Москве были просто районные управы, а несколько лет назад прошла очередная административная реформа, при которой из управ были выделены муниципалитеты. Управам оставили серьезные вопросы (торговля, потребительский рынок, ЖКХ) – то есть то, где вращаются реальные деньги. Муниципалитетам же отдали другие функции – профилактику безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, досуговую работу с населением, ту же опеку – дела, спору нет, важные, но как-то совсем неденежные.

Есть у опеки и еще одна примечательная деталь: полное отсутствие «вертикали», т.е. структур на уровне округа и всей Москвы. Говорят, что при создании этой системы об этом просто забыли – а сегодня получается, что пожаловаться «наверх», если инспектор принимает, на ваш взгляд, незаконное решение, невозможно. Разумеется, остается суд – в нем можно опротестовывать решение кого угодно. Однако, как отмечает Денис Дячек, директор локального офиса «Тушино» агентства DOKI, здесь вряд ли будет практический смысл: сделки на рынке недвижимости совершаются довольно быстро, и за время, пока дело рассмотрит суд, квартира будет десять раз продана другому покупателю. Так что единственный, пожалуй, вариант – жаловаться руководителю муниципалитета. Тонкость тут в том, что этот чиновник, скорее всего, не очень хорошо разбирается в недвижимости, и к тому же не хочет ради интересов какого-то «человека с улицы» отменять решение собственного сотрудника. Поэтому жаловаться начальнику имеет смысл только в тех случаях, когда инспектор по опеке наворотил нечто совсем уже невообразимое.

Вопрос № 3
Исходя из чего решают, - разрешить или не разрешить сделку?
Официально – органы следят за тем, чтобы «интересы несовершеннолетних не ущемлялись». Фактически – жизнь многообразна, и многие вопросы инспектор решает самостоятельно, исходя из собственных представлений об этих самых интересах.

Разумеется, все понятно в очевидных случаях – квартира меняется на бОльшую по площади, район не хуже, количество комнат увеличивается. А как быть в случаях, когда, например, меньше площадь, но лучше район? Или Москва на Подмосковье? Или еще что-то подобное? В таких случаях, говорит Анна Харьковая, управляющий центра сопровождения компании «ХИРШ», у каждого инспектора – свой «фирменный стиль»: один смотрит на общую площадь, другой на оценку квартиры (за неимением рыночной тут годится бумага из БТИ – что с того, что расстояние между тамошними цифрами и реальной ценой квартиры – как до Луны?!).

Немаловажно и то, как сами взрослые участники сделки объясняют свои мотивы – известны случаи, когда детям разрешали отправиться в квартиры меньшей площади на том основании, что в том районе живет наша бабушка, которая будет сидеть с малышом, или что там лучше школы и детские садики. Иногда бывало и так, что опека «пропускала» сделки, при которых жилищные условия ребенка явно ухудшались, но при этом требовала увеличить его долю. Например, мать с сыном переезжали из двухкомнатной квартиры в однокомнатную – при условии, что вместо совместной равнодолевой собственности в продаваемой квартире ребенок станет единственным собственником покупаемой. Мать, таким образом, лишалась всего.

Или еще реальная история, свидетелем которой был сам автор: разъезжалась семья, и квартира, которая предназначалась ребенку, проходила по метрам, но хромала по деньгам – из современного 16-этажного дома уезжали в 9-этажку, метр в которой дешевле. Тут сама инспектор по опеке (!) сказала матери: «А вы напишите в заявлении, что у бабушки, с которой вы разъезжаетесь, кошка, а у ребенка – аллергия на шерсть».

Отдельно стоит сказать о двух категориях – ипотеке и новостройках. К квартирам, приобретаемым в кредит, отмечает Валерия Родионова, руководитель филиала «Сивцев Вражек» компании «Новый город», первоначально отношение было настороженное: это непонятно что, вроде как и не собственность вовсе… Но годы шли, и «опекуны» к ипотеке подобрели – этому, вероятно, способствовал и тот факт, что кредиты у нас в основном все выплачивают, на улицу заемщиков не выставляют.

А вот с новостройками – с точностью до наоборот. Первоначально инспекторы по опеке их очень любили: дома новые, просторные. Но после того как по стране прокатилась волна митингов обманутых дольщиков, отношение поменялось. «Новостройку «на котловане» не разрешат однозначно, даже если там будет 500 метров, - убежден Д.Дячек (DOKI). – Много рисков, а опекунский совет несет полную ответственность за принятые решения».

Вопрос № 4
Можно ли «договориться» или «обойти» органы опеки?
Один из эпизодических героев «Капитанской дочки» А.С.Пушкина – директор таможни (!) рекомендовал действовать «не оборонительно, не наступательно, а подкупательно». С момента написания романа прошло почти 200 лет (а если считать от описываемых событий, то и того больше – почти 240), но родная страна с тех пор изменилась не очень сильно. «Договориться», конечно, можно – если только случай не вопиющий, и инспектор «понимающий» (см. ответ на предыдущий вопрос).

Официально риэлторы, конечно, говорят, что ничем таким не занимаются, но в частных беседах под водочку рассказывают немало историй о том как «поднесли инспектрисе серебряный кумган ура-тюрбинской работы, сплясали польку-бабочку и пощекотали ресницами пятки». Достоверность рассказов остается на совести авторов – от себя же отмечу, что «опекуны», как и любые чиновники, действуют в определенных рамках. Т.е. где-то что-то немного «подвинуть» - можно, но официально разрешить отъезд семьи с тремя детьми в деревенский дом в Калужской области – это не получится ни за какие взятки.

Вопрос № 5
Итог: действительно ли опека защищает интересы детей?
Здесь, как водится, бывает по-разному. Иногда родители настолько безразличны к судьбе собственных детей, что совершенно посторонние им тети из органов опеки оказываются более надежными защитниками их (детей) интересов. Отдай все на откуп родителям – они свое недвижимое имущество пропьют, оставив наследников без крыши над головой.

«Органы опеки – небезупречная, но все же защита, - говорит Михаил Гороховский, первый вице-президент корпорации «БЕСТ-Недвижимость». – Другое дело, что у этих специалистов не всегда хватает инструментов, навыков и квалификации для того, чтобы реально защитить права детей».

С другой стороны, часто бывает и так, что семья абсолютно нормальная, и вариант они нашли приемлемый, а «опекунша» откровенно куражится или вымогает взятку. Так что все индивидуально – как, впрочем, всегда в нашей жизни.

К списку публикаций    Версия для печати

Обсуждаем (0)

Добавить комментарий:



  

© 2005–2018 IPOCREDIT.RU – Ипотека, ипотечное кредитование в России
[email protected] – новости, пресс-релизы
[email protected] – информационное сотрудничество
[email protected] – рекламное сотрудничество