Найти на сайте:
Ипотечное кредитование в России


Бесплатный онлайн сонник Юноны и гороскопы.
e3 investment стоит ли вкладывать и реальные e3investment ru отзывы


Охота на должника

17.10.2007  "Бизнес-Актив"
Рынок кредитования физических лиц в крае появился практически в одночасье: еще пять лет назад в Красноярском крае кредиты брали единицы, а сейчас только по краю объем кредитования физических лиц, включая ипотеку, по данным Банка России оценивается примерно в 65,7 млрд руб.

Но рынок банковских кредитов, рождение которого было схоже со взрывом бомбы, теперь дает рождение новому рынку — коллекторских услуг, который будет расти не менее быстро, чем кредитование частных лиц. Шутка ли: по оценкам директора красноярского Центра юридического сопровождения бизнеса (ЮСБ) Максима Богомолова, объем просроченной задолженности по выданным кредитам населению на сегодня в крае составляет порядка 6–7 млрд руб., а доля просроченных кредитов у банков-лидеров потребкредитования, таких как "Хоум Кредит энд Финанс Банк", по данным агентства "Рус-Рейтинг", может составлять от 15 до 30%.

На сборе просроченных долгов можно сделать неплохой бизнес: по признанию Максима Богомолова, рентабельность здесь составляет порядка 50%. Перспективы прекрасные: если объем потребительского кредитования, по данным того же Центробанка, растет лишь на 5% в месяц, то объемы просроченной задолженности — уже на 9%. Поэтому Богомолов ожидает, что уже к концу следующего года на красноярском рынке сбора просроченных долгов, сегодня практически пустом, будут работать уже около двух десятков компаний. Заработать, правда, получится далеко не у всех.

Конкурентов пока не видно
По сравнению с развитыми странами, сегодня рынок коллекторских услуг даже в масштабах России выглядит пустым. Например, в США, где появились первые коллекторские агентства в мире, сегодня, по данным Commercial Collection Agency Association, коллекторских агентств больше, чем самих банков. Но в Америке этот бизнес начал развиваться более 30 лет назад, а первые российские коллекторские агентства заработали лишь три-четыре года назад.

В Красноярске же коллекторские агентства можно пересчитать по пальцам одной руки. Максим Богомолов говорит, что возглавляемый им Центр ЮСБ — первое коллекторское агентство, открывшееся в Красноярске. Также совсем недавно в городе появились представительства московских коллекторских агентств «Секвойя Кредит Консолидейшн», «Первое коллекторское агентство» и Агентство по сбору долгов«.

"Есть еще организации, которые используют коллекторский подход, тот же "Долговой центр", которые тоже занимаются взысканием долгов. Просто они не ориентированы именно на потребительское кредитование, где работать приходится с тысячами должников одновременно. У них больше работы с постоянными клиентами и крупными долгами", — говорит Богомолов. И действительно, в списке должников на сайте "Долгового центра"— физические лица с задолженностью на суммы в несколько сотен тысяч или миллионов рублей. Конкуренты Центра ЮСБ признают, что не работают сегодня с массовым рынком: например, начальник юридического отдела "Сибирского правового дома" Максим Иванов подтверждает, что его компания работает только с крупными долгами по заявлениям клиентов: "Коллекторские услуги массово не оказываем, только своим клиентам".

Однако независимые коллекторские агентства — не единственные, кто занимается сбором долгов. Максим Богомолов считает своими конкурентами агентства, созданные самими банками на базе собственных служб безопасности. Из наиболее крупных подобных организаций, действующих в Красноярске, — структуры банка "Русский Стандарт" и "Росбанка", хотя последний иногда обращается и к сторонним организациям.

Нынешняя пустота рынка — явление временное, ведь поле деятельности для коллекторских агентств только расширяется. Объем кредитов, выданных населению 30 крупнейшими банками России за 2006 год, по данным ЦБ, вырос почти на 70% — до 1,7 трлн руб. Рост во многом обеспечивается готовностью банков рисковать ради наращивания своей доли рынка: банки зачастую выдают кредиты на сравнительно небольшие суммы без справки с места работы и без первого взноса. Как следствие, растет и доля "плохих", то есть просроченных долгов. В отчетах Центробанка за прошлый год назывались цифры от 5% до 8% от общего объема выданных кредитов, однако в реальности доля просроченных кредитов больше в 2–3 раза, что показывают оценки независимых агентств. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что в дочерних структурах иностранных банков, где отчетность, как правило, более прозрачная, уровень просрочек выше, чем в среднем по рынку. Кроме того, банки могут и манипулировать цифрами отчетности, передавая часть задолженности аффилированным структурам и таким образом списывая "плохие" долги с баланса. Правда, задачи реального взимания долгов такие манипуляции никак не решают, а значит, и потребность в коллекторах будет только расти.
На сегодняшний день только в Москве работают около 100 коллекторских агентств, которые уже начали укрупняться. По мнению Максима Богомолова, в самом ближайшем времени взрыв на рынке коллекторских услуг ждет и Красноярск.

Богомолов говорит, что желающих открыть свои агентства в Красноярске хватает. «Ко мне постоянно обращаются и под видом клиентов, и напрямую с просьбами поделиться технологиями, программным обеспечением, да и просто данными", — утверждает он. Поэтому, по его прогнозам, уже в скором времени на красноярском рынке будут работать около двух десятков коллекторов. "Скоро нас будет так много, что придется либо объединяться, либо выжимать друг друга с рынка", — предсказывает Богомолов.

И это не все. Полноценную конкуренцию независимым коллекторам должны составить и аффилированные с банками структуры, занимающиеся сбором долгов. Хотя последние работают не слишком эффективно. "Мне, чтобы быть эффективным, приходится конкурировать и с другими агентствами, в основном московскими, и со службами безопасности — совершенствовать методы работы, искать способы стимулирования сотрудников, покупать новое программное обеспечение, придумывать что-то еще, — говорит Богомолов, — а во многих банках все это ложится на сотрудников, получающих оклады. Сотрудник ведь может вернуть и сто тысяч рублей, и миллион. Значит, и стимулировать его труд надо в зависимости от результатов".

Да и издержки на содержание собственной службы безопасности банков сегодня достаточно велики. Пока еще тот процент (10–50% от суммы долга), который коллекторы просят у банков за свои услуги, сопоставим с расходами банков на содержание своих агентств. Коллекторы еще достаточно долго могут снижать свою довольно высокую рентабельность, утверждает Богомолов, в то время как у банков такой возможности практически нет. Снизить затраты можно было бы, если бы работающие при крупных банках коллекторы вышли на открытый рынок, а не занимались только сбором долгов клиентов материнского банка, а это означает необходимость выделения коллекторов из состава банков. Кое-где это уже происходит. "В последнее время для возврата проблемных долгов наш банк все чаще обращается к коллекторским агентствам. Это получается дешевле, чем содержать собственную службу по работе с проблемными активами", — отмечает начальник отдела потребительских кредитов управления кредитования "Межпромбанк плюс" Ирина Фурина.

Коллекторы могут получать деньги не только от банков, но и от страховщиков, которые предъявляют регрессные требования застрахованным лицам, и от предприятий ЖКХ. Последние, по оценке Максима Богомолова, являются лакомым кусочком: у профессиональных коллекторов существуют технологии, которые позволяют работать с большим количеством неплательщиков, взыскивая с небольшими издержками долги по 3–4 тыс. руб. Примеры сотрудничества у Центра ЮСБ есть в Екатеринбурге и Ростове-на-Дону.

Правда, с красноярскими коммунальщиками работать пока не получается: те больше надеются на собственные силы. Как отметила представитель компании «Краском» Татьяна Лукина, на начало года размер задолженности составлял лишь 117,2 млн руб., или всего 2,5% от общего объема платежей. "В среднем в мире недосбор в 3–5% считается нормальным», — утверждает она. Поэтому сегодня сбором задолженности занимаются сами сотрудники управляющих компаний в сфере ЖКХ — ходят к должникам, уговаривают, предлагают отработать дворником или техничкой, некоторым должникам помогают оформить субсидию, рассказывает Лукина. Зачем им отвлекать своих сотрудников на такую работу? 20% комиссии, которые коллекторы запросили у коммунальщиков, говорит Лукина, это слишком много: "Такие аппетиты ЮСБ никакие пени не покроют!" Да и как платить коллекторам — непонятно, добавляет представитель "Краскома": стоимость услуг утверждается государственными органами, и туда плата за услуги коллекторов не закладывается.

Однако, здесь, похоже, не все так просто. По данным, полученным "Бизнес-Активом" от неофициального источника, в недрах самого "Краскома" готовится создание собственного агентства по сбору просроченных коммунальных платежей. Отсюда и нежелание сотрудничать с коллекторами.

Гримасы закона

Упорство коммунальщиков — далеко не самая большая проблема, с которой столкнутся вышедшие на рынок коллекторы. Куда более серьезная проблема — законодательная неурегулированность порядка работы коллекторских агентств. Теоретически банки могут делегировать взыскание проблемных долгов коллекторам хоть на следующий день после просрочки очередного платежа, однако, как правило, банк на первом этапе пытается решить этот вопрос собственными силами — например, привлекая юристов или службу экономической безопасности банка, увеличивая штат сотрудников. Правда, зачастую им все равно приходится передавать часть задолженности на сторону, несмотря на то, что вероятность получения просроченной задолженности при этом падает, а расценки коллекторских агентств, напротив, повышаются: по данным Максима Богомолова, на начальном этапе средний размер комиссионного вознаграждения услуг взыскания долга составляет 10–20% от возвращенной суммы, а на более поздних этапах — 30–50%.

Что же мешает банкам более плотно взаимодействовать с коллекторами? «На переговорах банки первым же делом спрашивают: как мы будем сохранять банковскую тайну?» — говорит Максим Богомолов. Нынешнее законодательство о банковской деятельности предписывает банкам хранить в тайне информацию о своих заемщиках, передача же данных третьему лицу, которым является коллекторское агентство, по сути, может трактоваться как нарушение этого требования. Есть и другие проблемы, рассказывает генеральный директор компании «Юридическая стратегия» Леонид Букалов. Например, никак не регулируется уровень психологического давления на должника, в частности, возможность совершать ночные звонки и наносить поздние визиты, нет порядка распространения сведений о должнике работодателю, родственникам — а именно такие методы и используют коллекторы.

"И, пожалуй, самое важное — отсутствие у коллекторских агентств юридической возможности официально собирать информацию о должнике, предоставляемую только по запросам определенному кругу лиц", — разводит руками Букалов. Коллекторы ждут принятия закона о коллекторских агентствах, который сейчас находится на рассмотрении в Госдуме. В законопроекте, с одной стороны, прописаны легальные способы передачи данных от банков к коллекторам, а с другой — обязанности коллекторов и по отношению к своим клиентам, и по отношению к должникам. После прошлогоднего скандала с появлением в продаже базы данных о 700 тысячах должников по кредитам Центробанк серьезно озаботился сохранением банковской тайны, поэтому сегодня банкиры очень осторожно сотрудничают с коллекторами и предпочитают не афишировать эти отношения. Исключения можно пересчитать по пальцам: например, "Хоум Кредит банк" официально заявил на своем сайте, что всю «плохую» задолженность он передает коллекторам, соответствующее положение есть и в договоре кредитования.

Но даже если юридические вопросы будут решены, от 50-процентной рентабельности коллекторского бизнеса скоро мало что останется: конкуренция заставит коллекторов снижать свои расценки, которые со временем придут к уровню, принятому в развитых странах, — например, в США коллекторские агентства, учитывая большой объем выкупаемых долгов, работают в среднем за 6% от возвращаемой суммы долга. Зато такие расценки будут более привлекательны для банков, страховщиков и структур ЖКХ — в этом случае коллекторы будут зарабатывать на обороте. Если сумеют максимально отладить технологию работы с долгами на массовых рынках.

К списку публикаций    Версия для печати

Обсуждаем (0)

Добавить комментарий:



  

© 2005–2018 IPOCREDIT.RU – Ипотека, ипотечное кредитование в России
[email protected] – новости, пресс-релизы
[email protected] – информационное сотрудничество
[email protected] – рекламное сотрудничество