Найти на сайте:
Ипотечное кредитование в России


Бесплатный онлайн сонник Юноны и гороскопы.
Доминант финанс отзывы на ммгп

Леонид Бершидский: "На ипотечном рынке без жертв не обойдется"

21.09.2007  dp.ru
Российские банки уже тормозят выдачу кредитов за счет сроков рассмотрения заявок клиентов. О "кухне" ипотечного и медийного рынков рассказывает dp.ru управляющий директор инвестиционного банка "КИТ Финанс" Леонид Бершидский.

DP.RU: Вы, известный журналист и издатель, теперь занимаетесь менеджментом в инвестиционной сфере. Нравится?

Л. Б.: В "КИТ Финанс" я отвечаю за розничную сеть, то есть за продажи финансовых продуктов обычным людям. Это похоже на мою прежнюю работу, только там я "продавал" розничным покупателям информацию и бизнес-идеи.
Хотя банк, конечно, совсем не похож на издательство – здесь гораздо жестче субординация, действия более строго регламентированы, мотивация у людей иная – реже встречаются те, кто работает просто за идею. Мне все это до сих пор в новинку, но тем интереснее работать.
DP.RU: В чем разница между работой в СМИ и в инвесткомпании? Кем легче управлять: клерками или журналистами?
Л. Б.: Большинство моих подчиненных в банке – это не клерки, а продавцы. Они, как и журналисты, люди эмоциональные, самостоятельные (нигде не пропадут) и в чем-то творческие. Правда, их доход, в отличие от журналистского, сильно зависит от результатов работы – они получают бонусы по результатам текущих продаж. Поэтому подвигнуть их к каким-то действиям с одной стороны, легче – с помощью изменений в системе материальной мотивации, а с другой – труднее: там, где для журналиста достаточно найти правильные слова, этим людям надо платить или, наоборот, отбирать у них деньги.
DP.RU: Сейчас вы с журналистами по разные стороны баррикад. Как считаете, насколько объективна в России деловая пресса? Чего ей не хватает?
Л. Б.: По другую сторону баррикад от журналистов находятся пиарщики. А я не по другую сторону. Я до сих пор пишу колонки в два издания – "Большой город" и Forbes – общаюсь с товарищами по прежней профессии. Не для того, чтобы контролировать действия "врага", а просто потому, что мне интересно. А про объективность деловой прессы мне и раньше все было понятно. Она выглядит одинаково, смотришь на нее из редакции или из банка.
Даже высокопрофессиональные СМИ, в которых я имел честь работать, часто вынуждены освещать надводную часть айсберга. Редакторы и хорошие репортеры знают об этом и стремятся копать глубже, а не просто писать про столкновения пиаровских волн. Получается не всегда – может, в 10–15% случаев. Счастливо то издание, в котором этот процент выше.
DP.RU: Как бы вы сформулировали свою основную задачу в "КИТ Финансе"?
Л. Б.: Моя задача – помочь банку стать заметным в финансовой рознице, выделиться на фоне других игроков, пусть даже более крупных, государственных или иностранных. Для этого нужны новые идеи, принципиально другие продукты, новые подходы к продажам. Поскольку я человек со стороны, от меня скорее можно ждать новых идей, чем от людей, которые в банковском бизнесе давно – у них мог замылиться глаз. Я же смотрю на вещи, во-первых, с точки зрения потребителя, во-вторых, поскольку специальных знаний мне часто не хватает, просто с позиций здравого смысла.
Мне кажется, банк может продавать не просто разрозненные продукты, а финансовые решения для разных жизненных ситуаций. Над осуществлением этой идеи я и тружусь, хотя основную часть времени занимает просто текущая управленческая работа.
DP.RU: Ваш прогноз развития ипотеки в России? Чего ждать от мирового кризиса? Финансовые компании России его уже ощущают? Будут ощущать?
Л. Б.: Ипотека в России не может не развиваться, поскольку на нее – огромный спрос. А значит, всегда будут игроки, которые станут его удовлетворять. Ипотечный рынок пока не достиг и 20% своей потенциальной мощности, потому что не стал до конца привычным и понятным, люди до сих пор боятся брать в долг большие суммы. Но это пройдет.
Что касается мирового кризиса, он, конечно, влияет на стоимость кредитов для банков, а значит, и на их способность сравнительно дешево кредитовать покупку жилья. Но большинство крупных игроков рынка пока могут привлекать деньги на условиях, которые позволяют выдавать ипотеку.
Совсем без жертв тут, думаю, не обойдется. Но в их число не попадут те банки, не выдающие рискованные ипотечные кредиты – например, без первоначального взноса или с отсрочкой первого платежа, которые, собственно, и вызвали кризис в Америке.
У нас мизерный процент просрочки по ипотеке – его и в микроскоп не разглядеть. А банки, которые больше рисковали и менее тщательно проверяли даже не заемщиков, а предлагаемую в залог недвижимость, могут столкнуться с трудностями – им будет нелегко перепродать свои кредиты, выданные заемщикам, а это в условиях дефицита ликвидности необходимо делать.
DP.RU: Ваши рекомендации потенциальным заемщикам?
Л. Б.: Мне кажется, сейчас хорошее время брать ипотечные кредиты, особенно в регионах, где еще не остановился рост цен на недвижимость. Процентные ставки в ближайшие полгода точно не снизятся, а могут и немного подрасти.
DP.RU: И все-таки некоторые банки снизили процент по ипотечному кредиту до 7%. А какие проценты по ипотечным кредитам вы прогнозируете?
Л. Б.: Я таких ставок на рынке не вижу – разве что речь о кредитах "Банка Москвы" в швейцарских франках. Но люди, получающие рублевую зарплату, в обмен на низкую ставку принимают на себя валютный риск, которого не понимают и не могут прогнозировать. По сути это эквивалент кредита с плавающей ставкой. Формально ставку-то удержать можно, но курс франка ведь никак не удержишь.
Что касается средних ставок, то я считаю, по рублевому кредиту заемщик в ближайшие полгода так и будет платить порядка 11%. Дальнейшее зависит от того, как будет развиваться кризис ликвидности.
DP.RU: В одном из СМИ вы назвали рациональным и оправданным вариант развития ипотеки, когда банки начнут выдавать потребителям меньше кредитов. "КИТ Финанс" уже планирует такое?
Л. Б.: Нет, мы наращиваем выдачу кредитов. Если кто-то из банков предпочитает отойти в сторонку, тем лучше для нас.
DP.RU: Сколько банкиры зарабатывают на ипотечных кредитах, какая маржа им остается?
Л. Б.: Те, кто привлекает ресурсы дешевле, имеет более солидную маржу. Мгновенную прибыль можно получить при продаже пулов ипотечных кредитов. Но в целом маржа тонкая, единицы процентов.
DP.RU: В некоторых странах, скажем, в Японии, люди, взявшие ипотечные кредиты несколько лет назад, столкнулись с падением цен на недвижимость и теперь выплачивают кредиты, превышающие стоимость их квартир. По вашим прогнозам, может ли у нас случиться подобное?
Л. Б.: Я не верю в резкое падение цен на недвижимость даже в Москве, где эти цены выглядят абсолютно иррациональными. Оно возможно, только если глобальный кризис вызовет у нас такие же разрушительные последствия, как в 1998 году. Тогда многим срочно понадобятся деньги, и предложение жилья резко вырастет. Но в это мне пока как-то не верится, при нынешних-то ценах на нефть.
Ну и еще я не верю, что кто-то кроме сверхдисциплинированных японцев будет продолжать платить по кредиту, в несколько раз превышающему стоимость залога. В такой ситуации самое логичное решение для заемщика – дефолт. А новую квартиру можно арендовать – дешевле выйдет, чем продолжать платить по кредиту.
DP.RU: Какие варианты развития ипотечного бизнеса сейчас остаются у российских банков? Повышать ставки или искать новые рынки для привлечения капитала? Может ли помочь в этом смысле Азия?
Л. Б.: Повышение ставок – это вариант, но тут невозможно действовать без оглядки на конкурентов. Как говорил в середине 80-х, во время разрушительной ценовой войны, президент одной американской авиакомпании президенту другой, повысь завтра свои цены, и я обещаю, что повышу свои... Собеседник разговор записывал и отправил пленку в антимонопольные органы.
Сейчас опасаются поднимать ставки даже те, кому это по бизнесу не помешало бы – вместо этого они затягивают сроки рассмотрения заявок.
Что же касается новых источников привлечения ресурсов, это, на мой взгляд, утопия. Деньги дорожают везде. И к тому же, если кредитуешься в одной валюте, а кредитуешь в другой, берешь на себя валютные риски. Можно переложить их на клиента, прокредитовав его, скажем, в иенах. Но вопрос в том, многие ли клиенты пойдут на этот риск.
DP.RU: Уже почти год обсуждается возможная сделка по продаже в России прав на издание Forbes и Newsweek. Наиболее вероятным покупателем называют Алишера Усманова. Как по-вашему, Forbes согласится отдать свой журнал русскому олигарху, лояльному к Кремлю?
Л. Б.: Я общался с представителями семьи Форбс и перед запуском журнала, и после, и не думаю, что эта семья хочет делать бизнес с Усмановым. Форбсы и Усманов очень разные. Их представления о том, что такое бизнес, не стыкуются. Хотя ведь продала та же самая семья свою коллекцию яиц Фаберже Вексельбергу. Всякое возможно в эти смутные времена.
Я бы на месте Форбсов не отдавал журнал Усманову. Было бы выгоднее забрать это издание под свое крыло – всех дел-то создать юридическое лицо да прислать финдиректора. Да и издатели Newsweek – The Washington Post Company, едва ли обрадуются перспективе такого партнерства, на мой взгляд. А то, что пишут все время об интересе Усманова к этим журналам, правда – интерес имеется. Вопрос в том, насколько Усманов интересен лицензорам Forbes и Newsweek. По-моему, не очень.
DP.RU: Сейчас в стране почти все крупные СМИ контролируются государством или лояльными к государству структурами. На ваш взгляд, в стране есть свобода прессы? Бизнес должен стремиться влиять на эту ситуацию?
Л. Б.: Ну да, многие контролируются. Но есть и такие, которые под этот контроль не попали. Вот, например, Forbes и Newsweek, "Ведомости". С виду никто не контролирует ни "Эхо Москвы", ни даже "Коммерсант", хотя их владельцы – сами знаете, кто. Так что свободная пресса есть для тех, кому она нужна. Таких в стране сейчас меньшинство. Но из этого меньшинства большинство работает в частном бизнесе. Так что бизнес максимально влияет на ситуацию – он создал класс независимых людей, пусть и небольшой.
DP.RU: Несколько лет назад первый главный редактор русского журнала Forbes, где вы трудились издателем, был убит. Как оцениваете результаты расследования этого дела? Есть ли, на ваш взгляд, шанс, что его доведут до конца и найдут заказчика преступления? Эта история отражается на возможной продаже лицензии Forbes в России?
Л. Б.: Результаты расследования оцениваю низко. Но это и понятно, Павел Хлебников был профессионально скрытным человеком и имел много врагов. Реальных зацепок для следствия фактически не осталось. Я не верю, что заказчиков найдут. А на жизнедеятельности российского Forbes эта история давно не сказывается. Это уже журнал Максима Кашулинского, а не Хлебникова, которому пусть земля будет пухом.
DP.RU: Вы получили MBA в INSEAD. Эти знания уже помогли вам как менеджеру? Что дало это образование?
Л. Б.: Я стал мыслить более структурно, научился понимать и анализировать бизнес так, как до бизнес-школы не умел. Я увидел и хорошо узнал людей из разных стран и разных сфер бизнеса. У меня расширился кругозор, я, попросту говоря, стал умнее. Это всегда полезно. Только зрение вот посадил, пока учился.
DP.RU: Говорят, что обучение стало для вас добровольно-принудительной ссылкой и было вызвано конфликтом с издателем "Ведомостей". Можете рассказать эту историю? Какие уроки вы из нее извлекли?
Л. Б.: Я уходил из газеты не совсем по своей воле – Дерк Сауер был в последние месяцы моей работы мною недоволен. По его мнению, я уже сдерживал развитие газеты, расширение ее аудитории, делал газету слишком жесткую и недостаточно "попсовую". Я не хотел ничего менять, потому что в такие перемены не верил, к тому же я был довольно сильно измотан физически – те 3 года в газете надо считать минимум как 10. Но Сауэр всегда хорошо относился ко мне как к профессионалу, поэтому помог мне деньгами на учебу, за что я всегда буду ему благодарен, как и за многие уроки, которые он мне ненавязчиво преподал.
Потом, кстати, он же пригласил меня делать SmartMoney. Оттуда я уходил сам – генеральный директор "КИТ Финанса" Александр Винокуров сделал мне предложение настолько интересное, что я не мог отказаться.
И еще насчет уроков. Из той истории с "Ведомостями" я их не извлек. Я считаю, что в газете проводил правильную линию, и это помогло проекту вырасти в то, чем он стал сейчас. Газетой до сих пор руководят люди, которых я брал на работу. Другое дело, что нынешний редакционный директор Татьяна Лысова, на мой взгляд, оказалась более сильным главным редактором, чем я.
DP.RU: Вы как газетчик и журналист верите в то, что офлайновые издания умрут под натиском интернет-СМИ? Какими вы видите медиа через 10 лет? Останется ли там место журналистам? Есть ли различия в развитии медиа в России и на Западе?
Л. Б.: Не верю. Может измениться носитель, на котором выходят газеты – ну, будет электронная "бумага" вместо обычной. Возможно, обновление новостей в таких газетах станет более частым. Но я не вижу таких интернет-СМИ, которые могли бы убить, скажем, тот же Forbes. Или Vanity Fair. Или вышедший впервые лишь в мае этого года бизнес-ежемесячник компании Conde Nast – Portfolio.
Журналистский профессионализм там, где он остался – а таких мест немного даже на Западе, не говоря уж о России – продолжает впечатлять читателей и потому находит спрос. Авторы The New Yorker – это вам не какие-нибудь блоггеры. (Ну, может, они тоже блоггеры, но в нерабочее время). Их интернетом не убьешь. А тем, кого убьешь, только в интернете место.
Что касается российских медиа, они сейчас отличаются от западных низким уровнем профессионализма. Этот разрыв рано или поздно сократится. По крайней мере, я в это верю. Ведь и тенденция к госконтролю тоже не вечна. Маятник качается в обе стороны, а не в одну.

К списку публикаций    Версия для печати

Обсуждаем (0)

Добавить комментарий:



  

© 2005–2018 IPOCREDIT.RU – Ипотека, ипотечное кредитование в России
[email protected] – новости, пресс-релизы
[email protected] – информационное сотрудничество
[email protected] – рекламное сотрудничество