Найти на сайте:
Ипотечное кредитование в России


Бесплатный онлайн сонник Юноны и гороскопы.
e3 investment стоит ли вкладывать и реальные e3investment ru отзывы


Эмиль Юсупов: «Банковская розница – это шахматная партия, а не забег на стометровку»

20.04.2010  портал Bankir.Ru
Заместитель председателя правления Абсолют Банка. // Беседовал Ян Арт, главный редактор Bankir.Ru

Досье Bankir.Ru. Эмиль Юсупов. 36 лет. Окончил Уфимский авиационный институт по специальности «инженер-экономист». С 1993 по 1999 годы работал в Башпромбанке, затем в 1999–2003 годах – в ФК «Уралсиб». В 2003-2005 годах - директор управления урегулирования убытков в автостраховании СК «Росгосстрах». В 2005 году пришел в Абсолют Банк на должность директора департамента розничных банковских продуктов, с 2008 года – директор по управлению сетью и продажами. С декабря 2009 года – заместитель председателя правления Абсолют Банка, курирует розничный бизнес.

- Сегодня стало расхожим словосочетание «кредитный ренессанс». Но не выдаем ли мы желаемое за действительное? На рынке – уже ренессанс или только преддверие ренессанса и эта «мантра» - лишь дань банковскому оптимизму?

- Хочу сказать, что я частично разделяю весь тот оптимизм, который есть в прессе и который в последнее время очень активно ощущается в банковской среде. Да, чувствуется некое оживление. Хотя говорить о том, что рынок восстановился, - как минимум преждевременно.

Если посмотреть на тот сегмент, на котором мы традиционно работали и работаем, - автокредитование, ипотека, то пока о масштабном возрождении говорить рано. Впрочем, давайте по пунктам.

Рынок автокредитования пока не оживает - с точки зрения его объемов. Причем дело не в банках. Как раз с предложением все хорошо. Более того, уже можно сказать, что с точки зрения предложения рынок как раз вернулся – почти! - на докризисный уровень. Да, цена кредита чуть выше докризисной, но в целом – вернулся.

Другое дело, что объем продаж автомобилей почти не растет. Стоит на уровне 2006 года. При этом любопытно, что в сегменте люксовых автомобилей дела обстоят лучше всего. Как раз сегодня читал заметку на вашем же сайте, что долларовых миллионеров в России в кризис стало только больше, богатые становятся богаче…. А вот на рынке авто среднего класса наблюдается некая стагнация. И именно поэтому рынок автокредитования пока находится все же в далеком от идеала состоянии.

Что касается ипотеки… Конечно, и правительство, и АИЖК предпринимают колоссальные усилия по реанимации этого рынка. Москва, Петербург начали оживать. Тем более что желание решить пресловутый «квартирный вопрос» от кризиса зависит куда меньше, чем желание приобрести новый автомобиль. Интерес россиян к ипотеке возрождается.

- Интерес-то возрождается, а источники фондирования у банков возрождаются? Иногда ощущение, что правительственных разговоров на это тему куда больше, чем реальных подвижек…

- Ситуация неоднозначная. Правительство анонсировало, что 250 млрд. рублей для рефинансирования ипотеки будут выделены ВЭБом через систему АИЖК. В этом как раз особых сомнений нет. Проблема в другом – и, судя по публичным выступлениям представителей правительства и АИЖК, чиновники ее отлично осознают. Развивать ипотеку без предложения на рынке доступного и качественного жилья невозможно. Толчок в сторону ипотеки должен сопровождаться прорывом с области жилищного строительства. В противном случае будет происходить то, что происходило до кризиса, - раздувание «мыльного пузыря» на рынке недвижимости. Ипотека даст увеличение спроса при достаточно сжатом объеме предложения. Как следствие - рост цен на жилье, за которым не поспевает рост уровня доходов: все меньше и меньше людей может взять кредит и обслуживать его.

Сегодня правительство делает очень правильные шаги, пытаясь развивать предложения на первичном рынке. Сейчас есть определенные программы АИЖК, которые через банки направлены на реанимацию пострадавшей от кризиса строительной индустрии именно в сфере гражданского строительства. Только так можно сформировать предложение доступного жилья. В аналогичном направлении работу ведет министерство регионального развития, которое через систему Фонда содействия реформированию ЖКХ реализует проект малоэтажного строительства в регионах. И ведь есть уже в регионах отдельные успешные проекты, которые показывают: достойное жилье можно строить и продавать по цене ниже 30 тысяч рублей за квадратный метр! Вопрос в том, чтобы обеспечить достаточный объем предложения такого доступного жилья.

Эти усилия понемногу заставляют раскачиваться рынок ипотеки. Почему понемногу: все же этот рынок более инертный, чем рынок потребительского кредитования. Необходимо время.

- А на рынке потребкредитования ренессанс более очевиден?

- Наш банк не занимается мелкорозничными беззалоговыми потребительскими кредитами. Это высокорисковый и, скажем так, слишком «короткий» продукт. Амортизация кредита там происходит в очень короткие сроки – три-шесть месяцев – и, если ты играешь на этом рынке, тебе постоянно, хочешь ты того или нет, нужно наращивать объемы. В противном случае твой портфель быстро сжимается. Что мы сегодня и видим у большинства банков, активно участвовавших в стремительной гонке в сегменте потребительского кредитования. Их активы тают на глазах.

Стратегии Абсолют Банка это противоречило изначально…

- Полагаю, в разгар кризиса вы перекрестились, что бес не попутал…

- Да мы, в общем-то, всегда понимали, что это не наша стратегия, не наш путь. Мы, как известно из классики, идем другим путем. Я не хочу сказать, что мы принципиально настроены против потребительских кредитов. Просто мы сфокусированы были на определенной четко очерченной клиентской группе. А эта клиентская группа вряд ли покупает в кредит чайники. Так что это был даже не вопрос выбора вида кредитования, а скорее вопрос выбора клиентской группы.

- Кстати, о клиентах. Буквально недавно ваш банк начал активно продвигать новый инвестиционный продукт. Можно сказать, тело кризиса еще не остыло… Вы полагаете, что сейчас уже будет пользоваться спросом?

- Я не полагаю, я могу говорить о том, что у нас реально происходит. Как известно, за последние полгода ЦБ несколько раз снижал ставку рефинансирования. И хотя стоимость денег у нас напрямую не коррелируется со ставкой рефинансирования, это все же серьезный индикатор, на который можно ориентироваться. Деньги становятся значительно дешевле. В связи с этим мы, как и все серьезные банки, резко снизили наши ставки по вкладам. И продолжаем двигаться в этом направлении. Это единственно верный путь: в хорошо работающем банке стоимость пассивов и стоимость активов должны быть сбалансированы…

- Раздражение клиентов по этому поводу ощущается?

- Я бы не назвал это раздражением. Если вкладчика интересует лишь сиюминутная выгода, он может просто снять деньги и положить их куда-то еще. А те клиенты, которые готовы работать с нами на долгосрочной основе, отлично понимают ситуацию. Хочешь заработать больше – ориентируйся не на депозиты, вкладывай деньги в ценные бумаги, но это более высокий риск… Мы считаем, что предлагаем неплохую доходность по вкладам при высоком уровне надежности нашего банка. Клиенты, которые ориентируются именно на такое сочетание, депозиты не отзывают. Но есть некая часть денег, которую они готовы разместить в более доходной и рисковой зоне. Вот для них мы и разработали новый продукт – своего рода гибрид депозита и инвестиционных вложений. Клиенту, разместившему средства в ОФБУ, предоставляется возможность открыть вклад по повышенной ставке.

Хочу отметить: за минувшие полтора месяца мы убедились, что это направление действительно востребовано. Только за март объем средств, размещенных в ОБФУ нашего банка, вырос более чем на 52 млн рублей. Мы заняли 1-е место в соответствующих рэкингах ведущих информационных ресурсов об инвестировании.

Мы думали еще до кризиса запускать этот продукт, но наступили нестабильные времена, фондовый рынок лихорадило. За последние месяцы ситуация изменилась к лучшему. В условиях, когда ставки по депозитам стремятся вниз, мы предлагаем клиентам дополнительные возможности по размещению средств. ОФБУ становится трезвой альтернативой банковским вкладам для тех клиентов, кто располагает значительными свободными средствами и у кого профиль риска позволяет делать подобного рода инвестиции.

- Значительными? Какова же у вас цена входа?

- Если говорить о новом инвестиционном продукте, то клиенту предлагается вложить минимум 500 тыс. рублей в ОФБУ и аналогичную сумму – в депозит «Инвестиционный». При этом вы  автоматически получаете возможность оценить наш персональный финансовый сервис в зонах VIP-обслуживания.

Однако в ОФБУ можно разместить и небольшую сумму: минимальный входной порог составляет 30 тыс. рублей.  В это направление бизнеса мы хотим инвестировать больше и больше: как в наших сотрудников, так и в технологии.

- Относительно идеологии долгосрочных клиентов с вами соглашусь. Я вот недавно поймал себя на одной мысли. Ситибанк, в котором у меня один из счетов, предлагает открыть депозит через систему Сити-онлайн под какой-то копеечный процент. Но делается это одним нажатием кнопки на мониторе компьютера. И в такой ситуации мне становится плевать, что в соседнем банке больший процент дают. Удобство становится ценнее. Лучше более дешевый депозит в «родном» банке, чем подороже в «чужом»…

- Именно. Тем более, что разница в 1-2 процентных пункта в общем-то незначительная… Что касается «одним нажатием кнопки»… Мы готовим некие подобные предложения, просто не хочется раскрывать карты раньше времени.

- Вы упомянули, что в сегменте люксовых машин автомобильный рынок оживает весьма энергично. До кризиса в России начинало развиваться VIP-автокредитование…

- У нас таких продуктов не было. Наш опыт говорит о том, что чем больше сумма ссуды в ипотеке или автокредитованиии, тем риск становится выше. Поэтому мы для себя поставили некий лимит риска на одного клиента. Проще говоря - сколько мы максимально готовы по той или иной программе предоставить средств одному человеку. Мы в принципе никогда не кредитовали на покупку Maybach и не будем этого делать. Не кредитовали и не будем кредитовать на апартаменты в «Москва-Сити».

- Осторожничаете?

- Осторожничаем. Естественное качество для банкиров, не находите? И оказались правы. В рознице у нас уровень просрочки по всем продуктам существенно ниже рынка. И когда кризис начался, когда многие наши клиенты стали испытывать проблемы со стабильностью заработной платы, а некоторые полностью потеряли заработок, мы одними из первых, в апреле 2009 года,  вышли на рынок с комплексной программой реструктуризации кредитов. То есть мы предлагали клиенту реструктуризировать в разных вариантах его задолженность. Мы первыми на рынке – в июне 2009 года – сделали акцию по полной отмене штрафов для тех заемщиков, которые имели просроченную задолженность, но готовы были единовременно погасить небольшую ее часть.

- Да, тогда на нашем портале заместитель директора департамента розничного кредитования Абсолют Банка Наталия Хахалина рассказывала об этом продукте. Мы как раз договорились, что через какое-то время и посмотрим на результаты этой акции. Вот, давайте подведем ее итоги.

- Давайте. Что же произошло с реструктуризацией кредитов в кризис? Многие банки сейчас столкнулись с тем, что по этим реструктуризированным ссудам начали происходить повторные  дефолты. Нас, слава Богу, эта проблема обошла стороной, потому что мы не делали конвейерную реструктуризацию. Мы анализировали конкретного заемщика, оценивали его возможность восстановить свою платежеспособность после «льготного периода», который мы ему давали по уплате основного долга и процентов. И если мы понимали, что платежеспособность клиента утрачена, возможно, навсегда, мы не шли на реструктуризацию. Мы говорили: «Давайте не тянуть кота за хвост, а реализовывать предмет залога. Это будет выгоднее и банку, и вам».

Не скрою, что некоторые клиенты сопротивлялись и говорили «нет», но многие, трезво оценивая ситуацию, шли на этот вариант. Такой подход себя оправдал.

- «Платежеспособность утрачена навсегда» - это как?

- Поясню. Это не значит, что клиент никогда не будет работать. Просто он уже будет зарабатывать меньше, чем раньше. До кризиса были некоторые категории работников, которым откровенно переплачивали относительно рынка. Теперь этого нет…

- Меня часто спрашивают знакомые или на каких-то выступлениях: стоит ли сегодня брать ипотеку? Я отвечаю, ипотеку выгодно брать всегда, потому что кризисы приходят и уходят, а жилье будет только дорожать. Да и вообще решение жилищных проблем любому нормальному человеку дает в любом случае больше эффекта, чем каких-то копеечные выгадывания на поисках более низких ставок и цен. Но тогда возникает вопрос: хорошо, я возьму сейчас ипотеку по высокой ставке, потом ставки снизятся и что я буду делать? Возродиться ли институт рефинансирования ипотеки, который перед самым кризисом начал проклевываться?

ysupov300-1.jpg- Да, и у нас это было. Банки будут в любом случае бороться за хорошего клиента. Если клиент хорошо обслуживал свой долг, имеет положительную кредитную историю, то любой банк будет рад переманить его к себе. Пойдут ставки вниз - будут предложения рефинансирования. То есть, взяв сегодня кредит, через какое-то время вы получите возможность рефинансировать его по более низкой ставке. Другое дело, что каждый год это делать неудобно. Хотя бы в силу того, что вы, по сути, получаете новую ипотечную ссуду, заново проходите все процедуры. Нужно заполнять анкету, предоставлять документы, заключать новый кредитный договор, оформлять закладную и так далее. То есть это достаточно муторная процедура, а в нашем государстве еще и не очень приятная, связанная с походами в различные конторы за справками. Работающему человеку нужно несколько раз отпрашиваться с работы.

- На волне «кредитного ренессанса», о котором мы с вами говорим, появилась два вида банковского лукавства. Первый - объявлена программа, но на самом деле кредитов не выдают. Второй вид хорошо иллюстрирует объявление «Ренессанс кредита», которое я недавно получил на свою почту: «уникальное предложение – ставка по кредиту 12% годовых + ежемесячная комиссия до 2%»… Неплохое предложение, однако…

Я, честно говоря, не знаю банков, которые заявляют о программах и не выдают кредиты. Возможно, у них просто такие жесткие подходы по рискам, что 80-90% потенциальных заемщиков отсекается. То есть это не обман, а ужесточение критериев.

Что касается кредитного предложения, о котором вы говорите – каждый банк по-своему упаковывает свои продукты, и это его право. 

- У вас изменились критерии оценки заемщика?

- Да. Мы всегда были достаточно избирательны, а в кризис стали еще избирательнее….

- Каким образом?

- Например, до кризиса мы кредитовали физических лиц, являющихся собственниками бизнеса, на покупку жилья и автомобилей. Я имею в виду кредитование предпринимателей как частных лиц. Сейчас мы этого не делаем. Хотя рассматриваем такую возможность, анализируем тот уровень риска, с которым столкнемся. Компромиссный вариант – сделать для собственников бизнеса более высокий уровень первоначального взноса. Очевидно, что у предпринимателей сегодня выше риск утраты дохода или его зависимость от сезонных факторов.

- А вообще произошедший в момент кризиса возврат к институту обязательности первоначальных взносов - он навсегда?

- Требования к первоначальному взносу снижаются - такой тренд есть. Но к докризисному уровню мы не вернулись. Игры в кредиты без первоначального взноса заканчивались печально – и для многих банков, и для многих заемщиков. Чем выше первоначальный взнос - тем лучше. По автокредитам мы недавно снизили минимальный уровень до 15% от стоимости машины, однако ставка будет выше, чем в том случае, если заемщик внесет 30%.

- Мне кажется, дело даже не в планке первоначального взноса, а в самом факте – есть он или нет. 15% или 20% - неважно, а вот 10% или ноль – это уже две большие разницы, как говорят в Одессе…

- В принципе вы правы. Само наличие первоначального взноса показывает состоятельность заемщика и, как минимум, его способность сберегать какие-то деньги.

- Система партнерских отношений банков со страховщиками, девелоперами, риэлторами, автодилерами уже оправилась от последствий кризиса?

- Цепочка есть. Если это первичный рынок жилья, то это связка «банк – девелопер», если это вторичный рынок – «банк - агентство недвижимости», и т.д. Этот рынок не сильно перетряхнуло. Система взаимодействия не разрушилась и вполне дееспособна.

Отдельный момент – страхование. Как мы видим, сегодня рынок страхования довольно серьезно трясет. Последние годы страховщики в значительной мере «питались» тем, что активно рос кредитный рынок: обязательное страхование жилья и автомобилей, покупаемых в кредит. Но при этом заемщики, рассчитавшись с банком по кредиту, далеко не всегда продолжали взаимоотношения со страховой компанией.

То есть надежных долгих связей не складывалось в большинстве случаев. Плюс – в кризис все компании начали экономить на добровольном медстраховании своих сотрудников. Итог – на страховом рынке сегодня не самое сладкое время.

- Изменится цена страхования банковских залогов? Ведь до кризиса этот рынок был очень сладок для страховщиков, но напрягал многих клиентов.

- Что вы имеете в виду?

- Большие тарифы по полюсам страхования жилья и КАСКО.

- Я бы не говорил столь категорично. Да, автострахование обеспечивало большой денежный поток, но, если посмотреть, какие выплаты у страховщиков по добровольным и обязательным видам страхования авто, то становится ясно: не так уж все сладко для них. Вспомните, какие в последние годы были безумные цены на запчасти, на восстановительный ремонт машин? Значительно выше, чем на Западе…

- То есть все друг на друге наживались?

- Было продано такое количество машин, что в некоторых автосервисах до кризиса по полгода в кузовной цех нужно было ждать очереди или по три месяца дожидались запчастей. Поскольку, как я уже говорил, автострахование генерировало очень большой денежный поток, страховщики были не в силах от него отказаться. Все они активно инвестировали, нужен был оборот.

- Ну а сегодня, наверное, страховщики стоят с протянутой рукой у каждого банка, который реально кредитует?

- У нас постоянно проходят переговоры с разными страховыми компаниями по поводу более тесного сотрудничества.

- Есть какая-то политика формирования при банке пула страховщиков?

- Политика простая: любая страховая компания может пройти аккредитацию в банке. Условия аккредитации публичны, согласованы с Федеральной антимонопольной службой. Здесь мы всегда все делали в соответствии с российским законодательством, дабы избежать возможных проблем. Мы открыты к любому сотрудничеству. Это открытый пул, информация общедоступна, она содержится на нашем сайте.

- А как вы относитесь к теме кредитных брокеров?

- Мы сотрудничаем с разными брокерами. К примеру, с теми, кто сидит в автосалонах и, по сути, является его частью. Также мы получаем от брокеров немалое количество заявок по ипотеке.  

- Может ли работа через кредитных брокеров стать одним из магистральных путей дистрибуции кредитных продуктов?

- Это возможный, но не единственный канал продаж. В России столько банков, что многие из них де-факто сами являются брокерами. Сегодня нужно активно использовать современные технологии, контакт клиента непосредственно с банком можно минимизировать. Один раз пришел в офис, заключил контракт, а продукты получаешь дистанционно. Думаю, что это одно из ключевых направлений развития, при котором наличие широкой сети отходит на второй план.

- Личный момент. До кризиса развитие розничных блоков в банках было инновационным процессом. Создавались новые схемы, внедрялись технологии. А сегодня возглавлять розничный блок – это интересно? Есть в этом творческий момент?

- Сейчас, на мой взгляд, творчества должно быть еще больше  – на порядок. Потому что рынок сжался существенно, при этом у многих банков высокий уровень ликвидности, она должна работать и здесь вопрос творчества выходит на первый план. Найти свою клиентскую группу на сложном рынке и успешно с ней работать – на это требуется значительно больше усилий, нежели до кризиса. Сейчас розница - это шахматная партия, а не забег на стометровку. Нам не интересно забежать как можно дальше и застолбить территорию. Мы будем разыгрывать партию с толком, неспешно.

- Хочу вернуться к теме инвестпродуктов. Итак, легкие деньги с депозитами кончились, а желание снять сливки с фондового рынка после кризиса у многих поубавилось… При этом есть некое желание куда-то «сунуться с лишними деньгами». Развиваются ли на рынке продукты, учитывающее плюсы и минусы банков и депозитов? Помимо варианта с ОФБУ, о котором мы говорили.

- Можно отдать свои деньги в доверительное управление, чтобы вашим капиталом занимались профессиональные участники рынка. Но, конечно, уровень рисков, так или иначе, останется высоким, при этом профессиональный управляющий не несет ответственность за потери на фондовом рынке…

- Альтернативы? Скажем, до кризиса набирала обороты такой вариант как ОМС…

- Такая же оговорка: цены на драгоценные металлы идут как вниз, так и вверх. Тоже можно сказать и про вложения в разную валюту. И надо быть действительно профессионалом в этом деле, чтобы заниматься этим и не прогореть.

- Безусловно. Куда же среднему классу податься?

- Не думаю, что появится что-то принципиально новое. Скорее всего, будут развиваться различные варианты фондов банковского управления, фондов, обеспечивающих определенную защиту капитала

Мы полагаем, что будет доминировать портфельный подход. Именно его мы и предлагаем своим клиентам - разделить деньги между банковскими депозитами и фондами. Конечно, перед этим изучается профиль клиента, исследуется на предмет готовности к риску и в зависимости от предпочтений мы формируем такой инвестиционный портфель, в котором соотношение потенциальной прибыльности и рисков оптимально для конкретного инвестора.

Кроме того, людям сегодня важно дать возможность маневра – пополнять и отзывать вклады без потери процента, перекладываться из одного инструмента в другой и так далее.

- Некоторое время назад проскочила информация, что Абсолют Банку предстоит расставание с бельгийской «мамой»…

- В ближайшее время Группа «Кей-Би-Си» не намерена уходить с российского рынка. В будущем этот вопрос будет рассматриваться исходя из макроэкономических тенденций, бизнес- результатов банка и финансовой ситуации в Группе в целом.

- Что здесь важнее: показатели банка или страны?

- Мне сложно комментировать этот вопрос, лучше его адресовать нашим акционерам. Но какое бы решение в итоге не было принято, это не повлияет на бизнес банка и на наши отношения с клиентами и партнерами. Наш банк успешно работает 17 лет, мы остаемся крупной кредитной организацией, ведем бизнес на федеральном уровне. Мы накопили значительный опыт, и мы уверены в своем будущем. 

- Теперь, если вы не против, поговорим о ваших личных решениях. Традиционный вопрос нашей рубрики – как вы лично распорядились своими деньгами в кризис и как распоряжаетесь ими сейчас?

- Хороший вопрос (смеется). Было бы, что называется, чем распоряжаться… Работа в Абсолют Банке, на которую я трачу все свое время, единственный для меня источник дохода. И свои сбережения я храню здесь же – в банке.

- То есть вы - человек зарплаты?

- Да, я человек, который работает за зарплату. А депозиты в родном банке – это не только вопрос консерватизма, но и здравого смысла. Чтобы инвестировать в акции или еще что-то, нужно этим заниматься профессионально. А инвестировать небольшую сумму смысла нет, даже напрягаться не буду.

- Как топ-менеджера вас тема бонусов интересовала? Вот недавно мы говорили об этом с заместителем председателя правления банка «Легион» Кириллом Парфеновым; он, например, полагает, что большие бонусы в госбанках действительно, вызывают много вопросов…

- Так или иначе, выплата бонусов – это решение акционеров, независимо от того, кем эти акционеры являются – частными лицами, коммерческой компанией или государством.

- А мысль о том, что «экономику собственника» в современном мире вытеснила «экономика топ-менеджеров» вы бы как прокомментировали? Волей или неволей, но сегодняшние системы мотивации ведут к тому, что топ-менеджер заинтересован в повышении стоимости компании и ее максимально быстрой капитализации, а не долгосрочных перспективах…

- Немного надуманная угроза. Все зависит от того, каких целей придерживаются собственники, какие задачи они ставят перед топ-менеджментом. Если идет, что называется, «игра на срыв», как в казино, - это один вопрос. Если акционер ставит во главу угла долгосрочное развитие, - другой. Соответственно, мотивация может быть и сиюминутной, и отложенной, и комбинированной.

Систему можно выстроить так, что бы менеджеру было интересно и на краткосрочные задачи работать, и на долгосрочные.

То есть все-таки путь бизнеса зависит больше от того, какой результат хочет получить собственник, а не топ-менеджер.

- Традиционный вопрос: чем живете кроме работы?

- Ну… что бы вам такое сказать, чтобы не расстроить…

- Никаких ярких хобби и увлечений?

- Никаких, абсолютно. Прихожу с работы домой, общаюсь с женой и детьми (у меня два сына, тринадцати и шести лет), ложусь спать. И могу только позавидовать банковским менеджерам, которые при современном ритме делового города умудряются найти время на фантики.

- Для вас, кстати, приход в банкинг - это прямой путь или, как говорят в таких случаях, поворот судьбы?

- Какой уж тут поворот! Я в банках работаю с 1993 года. То есть я еще учился в институте, а уже пошел на практику в банк.

- В какой?

- Тогда я учился и жил в Уфе: это был Башпромбанк, крупный игрок на рынке того времени… Так что большую часть сознательной жизни я провел в кредитных организациях.

- Никогда не было желания свернуть в иные стороны?

- Даже не желание, а реальный опыт. Я успел поработать в разных банковских «дочках» - в торговой компании, в инвестиционной компании, в страховой компании. Попробовал себя в разных направлениях.

- В «Абсолют» когда пришли?

- В Абсолюте я работаю пять лет.

- Меня всегда поражала очень устойчивая команда Абсолюта. На нынешнем рынке труда замечательная особенность…

- Да, ключевые кадры в нашем банке обычно работают всерьез и надолго. Вот до меня в этом самом кабинете трудился Олег Скворцов; он тоже пять лет здесь проработал. У нас серьезная команда.

- А в чем секрет? Какая здесь «главная буржуинская тайна»?

- В Абсолют Банке достаточно комфортно работать. Здесь неприемлемы офисные интриги и войны. Это неотъемлемая часть корпоративной культуры наших акционеров и нашего банка, и это всячески поддерживается топ-менеджментом. Для многих сотрудников, приходящих к нам, это становится приятным сюрпризом. И наоборот: люди, которые отсюда выходят и попадают в другие банки, польстившись на какие-то сладкие «пряники», бывают неприятно удивлены, когда выясняется, что сложно выстроить отношения не только с руководством, но и с коллегами по работе.

Что еще важно: не надо быть чьим-то братом, сватом, кумом для того, чтобы занять руководящую позицию в нашем банке. У каждого сотрудника Абсолют Банка есть и шанс, и возможность занять высокую должность. Принцип «профессионального лифта» во многом в банке реализован и позволяет каждому сотруднику ощущать возможности своего карьерного роста и видеть его перспективы.

Кстати, возникающие вакансии топ-менеджеров мы заполняем в основном за счет внутренних резервов. То есть мы сначала ищем человека внутри, а уж потом, если нам необходим сотрудник с уникальными компетенциями, – привлекаем его со стороны. Это, во-первых, дает людям шанс расти, во-вторых, позволяет банку выбирать людей по реальному результату работы, а не по «впечатляющему» резюме.

 

Интервью, публикуемые в рубрике «Разговор с Bankirом», не являются пропагандистскими, комплиментарными и не  отражают официальную позицию той или иной компании или банка. Все высказанное в рамках интервью является частным мнением.

Материалы рубрики также будут использованы в книге «Разговор с Bankirом. Кто есть кто на финансовом рынке России» – в совместном проекте порталов Bankir.Ru и Finarty.Ru.

К списку интервью    Версия для печати

Обсуждаем (0)

Добавить комментарий:



  

© 2005–2018 IPOCREDIT.RU – Ипотека, ипотечное кредитование в России
[email protected] – новости, пресс-релизы
[email protected] – информационное сотрудничество
[email protected] – рекламное сотрудничество