Найти на сайте:
Ипотечное кредитование в России


IPOservis. IPO частного бизнеса
Бесплатный онлайн сонник Юноны и гороскопы.
e3 investment стоит ли вкладывать и реальные e3investment ru отзывы


Две жизни Сочи

21.11.2011  // Виктор Дятликович, Дмитрий Майоров, Журнал «Русский репортер», №45 (223) от 17 ноября 2011года
Ipocredit.21.11.11180x160.jpg
То, что Сочи в его привычном виде перестанет существовать, стало ясно в тот самый момент, когда Россия выиграла заявку на проведение олимпийских игр 2014 года. Сегодня не только город, но и весь регион напоминает большую стройку. И уже можно прикинуть, насколько эффективным и успешным станет сочинский проект

Будет ли в «новом Сочи» приятно и удобно жить, или он создается только для спортсменов и гостей Олимпиады

— Глубинный смысл любой архитектурной и градостроительной работы в том, что она в конечном счете должна улучшать жизнь горожанина. Когда я смотрю на Сочи, у меня нет ответа, улучшается ли там жизнь человека, — говорит заместитель директора НИИ теории архитектуры и градостроительства Элеонора Шевченко.

Примеры того, как город менялся под Олимпиаду, а потом не знал, что с этим олимпийским наследием делать, есть. В Афинах, где прошли Игры 2004 года, жизнь теплится только в шести из двадцати двух олимпийских объектов. Остальные, по сути, заброшены. Не повторится ли та же история с Сочи?

Достижения

«Олимпиада без пробок на дорогах! Я обещаю», — заявлял в 2007 году Владимир Путин, выступая на презентации «Сочи-2014» в Гватемале.

Сочинцы, имеющие возможность сравнивать, уверяют, что их пробки могут поспорить даже с московскими. Причина в зависимости города от одной, не самой широкой трассы вдоль черноморского побережья. Попытка решить транспортную проблему с помощью дорог-дублеров — едва ли не самая амбициозная задача всего олимпийского проекта.

Первая из них пройдет параллельно существующей автотрассе Адлер — Красная Поляна. Вместе с железнодорожной веткой она обойдется бюджету в 200 миллиардов рублей. Вторая — дублер сочинского Курортного проспекта, который должен пронизать город насквозь, как шампур шашлык. Эта трасса, насчитывающая девять тоннелей и тринадцать эстакад, обойдется федеральному центру еще в 100 миллиардов.

Свою задачу дублеры решат — Путин сдержит гватемальскую клятву, это признают даже самые яростные противники прокладки трас. И им остается спорить лишь о том, адекватна ли цена. Например, в случае с дублером Курортного проспекта огромные деньги тратятся на прокладку дороги через плотно застроенные городские кварталы. Кого-то расселяют, кто-то будет вынужден остаться жить рядом с хайвеем.

Сторонники экономии не раз предлагали решать проблему пробок за счет вывода офисов административных и бизнес-структур в особый «сити-центр» и развития общественного транспорта. Впрочем, процесс это долгий, проблему пробок сразу не решает (что видно на примере неудачных попыток московской мэрии пересадить всех на автобусы и метро), так что вряд ли стоит упрекать организаторов Игр за то, что они выбрали более радикальный путь. Тем более что перемены в транспортной инфраструктуре касаются не только Сочи, но и всего региона.

— Среди неспортивных инфраструктурных объектов я бы, наверное, выделил шести­этажный «мультивокзал» в Адлере, — говорит руководитель Национального градостроительного общества Александр Кривов. — Там интересно: в единое целое связывают морской и железнодорожный терминалы.

По замыслу проектировщиков комплекс в 30 тысяч квадратных метров, который в официальных пресс-релизах значится как «интермодальный транспортный хаб», станет крупнейшим в регионе пересадочным узлом, объединяющим все виды пассажирского транспорта: железнодорожный, автомобильный и морской. А скоростные экспрессы соединят его с международным аэропортом Сочи.

Хаб, похоже, действительно стоящее начинание. Это не узкоспортивная и не чисто бизнесовая задумка — он будет работать и после Игр, привлекать туристов, помогать горожанам.

Вторая важная составляющая сочинского олимпийского проекта — собственно спортивные сооружения. Нет сомнений, что судьба заброшенных после Олимпиады афинских «колизеев» горнолыжные трассы не постигнет. Вообще-то развивать Сочи как горнолыжный курорт начали до гватемальской победы. Глава «Интерроса» Владимир Потанин еще в 2003 году, когда даже идеи проведения Игр в Сочи не существовало, учредил компанию «Роза Хутор», которая начала строительство одноименного горнолыжного комплекса. Олимпиада лишь вписала этот и другие аналогичные проекты в подходящий исторический и инвестиционный контекст. Понятно, что и после Олимпиады эти курорты пустовать не будут, особенно если уровень организации Игр сделает им рекламу.

Сложнее с основным спортивным кластером, который расположится в Олимпийском парке в Имеретинской низменности. Это Большая и Малая ледовые арены, конькобежный центр, арена для керлинга, Центральный олимпийский стадион. Чтобы понять, как загрузить их после Олимпиады, придется поломать голову. Те же китайцы, например, смогли приспособить олимпийский стадион «Птичье гнездо» лишь под развлекательный торговый центр — по прямому назначению он используется крайне редко.

Пока олимпийское строительство принесло сочинцам очевидные бытовые плюсы.

— Чуть лучше стало с водой и электричеством. Реже стали отключать, — делится сочинский архитектор, главный редактор журнала «Архитектура Сочи» Наталья Захарова.

Старые водопроводные сети начали потихоньку ремонтировать, а к 2014 году грозятся запустить новый, «олимпийский» водопровод (недавно он прошел экологическую экспертизу). Кроме того, возведут очистные сооружения и коллекторы — и уже никто не сможет назвать Сочи городом без канализации.

Формально эти работы ведутся в рамках целевой краевой программы развития Сочи как горноклиматического курорта, но всем понятно, что канализацию город получит исключительно благодаря Олимпиаде.

Многие сочинские проекты стали для России и технологическим прорывом. Хотя…

— В мире большая часть используемых в Сочи технологий опробована не вчера и даже не позавчера, — снижает пафос Элеонора Шевченко. — И делается это не по праздникам, а в режиме каждодневной работы. Другое дело, что за последние двадцать лет наша страна ничего похожего по количеству и качеству не делала.

Недостатки

Самый болезненный вопрос к строителям — почему Олимпийский парк возводят в заповедной Имеретинской низменности, которую еще правительство Николая II в 1911 году признало особоохраняемой природной зоной?

— Я не знаю, почему выбрали именно эту площадку, и не считаю это решение лучшим, — рассуждает начальник отдела градостроительного планирования развития территорий ЦНИИП градостроительства РААСН Эдуард Товмасьян. — В конце концов, если столетиями там ничего вообще не строили и считали это место природным заповедником, это что-то должно означать?

Активисты «Экологической вахты по Северному Кавказу» настроены еще более пессимистично. Помимо строго экологического аспекта они обращают внимание на то, что Имеретинка, по сути, большое болото. Поэтому есть все основания сомневаться в устойчивости стадионов и домов, возводимых на такой хлипкой основе.

— У любого масштабного замысла, каким является подготовка к Олимпиаде, найдутся недруги. Так что на подобные обвинения надо смотреть обязательно учитывая этот факт, — парирует Александр Кривов. — И вообще любое масштабное строительство будет иметь негативные экологические последствия. Их надо минимизировать, но их наличие естественно, и это тоже надо понимать.

Масла в огонь добавили инженеры Московского государственного строительного университета (МГСУ), месяц назад заявившие, что при строительстве высоток в столице будущих Олимпийских игр был неверно просчитан коэффициент редукции, который определяет поведение зданий при землетрясении. В целях экономии его завысили. То есть под сомнение поставлена прочность зданий не только в Имеретинской низменности, но и в самом городе, поскольку постройки, спроектированные с учетом возможности 9-балльного землетрясения, могут разрушиться уже при толчках силой 6–7 баллов. В ответ главный архитектор Сочи Олег Шевейко назвал такие заявления «глупостью людей, далеких от реальности».

Но это скорее частности. Гораздо более существенной претензией специалистов и жителей Сочи к олимпийским стройкам стало то, что их ход не был скоординирован с общим ходом развития города.

— Объекты, которые возводятся к Олимпиаде, выстроены в общий ряд, связаны и образуют более или менее стройную систему. Но к развитию города в целом, к сожалению, это имеет минимальное отношение, — сокрушается Наталья Захарова. — Возьмем Генплан. Его утвердили в 2010 году и будут переутверждать из-за многочисленных недочетов в 2012-м. Но к олимпийским объектам этот Генплан отношения не имеет. Они отдельно, город отдельно. По сути, Сочи сегодня существует в двух параллельных реальностях. С одной стороны, да, реализуется целый ряд интересных, значимых, дорогостоящих проектов. С другой — жители часто оказываются вынуты из процесса обновления города. Возводится масса коммерческих объектов, новых гостиниц, развлекательных центров, а у муниципальных домов просто красится фасад.

— Меня поражает закрытость этой «стройки века», — говорит член гильдии экспертов Союза архитекторов России Юрий Корякин. — Конкурсы проводились очень формально. Чувствуется обособленность и от граждан, и от профессионального сообщества. Не самое приятное ощущение.

Эту оторванность олимпийской стройки от жизни города усугубляет тот факт, что жители Сочи на стройках почти не работают.

— Не работают не потому, что не хотят, а потому что мест нет. Рабочих, инженеров, менеджеров завозят подрядчики, — говорит Наталья Захарова.

Хотя в идеале стройка должна была дать толчок развитию Сочи именно за счет привлечения местных жителей — в качестве строителей, подрядчиков, поставщиков материалов. Но мелкий и средний бизнес Краснодарского края и соседних регионов к официальному разделу олимпийского пирога, по сути, не допущен. И во многом поэтому пытается урвать от него что-то исподтишка, заработать хотя бы на будущих туристах. Расчет верный: в свое время оргкомитет Олимпиады в Турине признал, что просчитался со строительством гостиниц, и попросил горожан сдавать свои дома на время Игр. В Сочи с частными гостиницами проблемы вряд ли возникнут. Только вот построено большинство из них будет наверняка незаконно, без учета каких бы то ни было Генпланов.

Что познается в сравнении

Сочинскому проекту не избежать сравнения с другими городами, принимавшими Олимпийские игры. Конечно, если ограничиться только столицами зимних Игр, Сочи затмит всех своей амбициозностью и затратами. Во многом это обусловлено тем, что у Турина (2006), Ванкувера (2010) и Сочи были разные стартовые позиции. Тот же Ванкувер Олимпиада если и изменила, то несильно: большинство спортивных объектов лишь реконструировали, а вкладываться в крупные инфраструктурные проекты смысла не было. И хотя соревнования по горным лыжам проводились в 120 километрах от Ванкувера (что напоминает сочинскую ситуацию), к горнолыжным курортам Уистлера уже была проложена современная шестиполосная трасса. Мелкие пробки на мосту через залив Баррард не повод строить новый, посчитали организаторы Игр, осаждаемые любителями считать бюджетные деньги.

В Турине «под Олимпиаду» построили метро — идея, с которой горожане до этого носились семьдесят лет. Но помогло это, само собой, только в передвижении по городу, а к местам некоторых соревнований зрители все равно добирались по пять часов. Сочинские же гигантские инвестиции в транспортную инфраструктуру оправдаются только в том случае, если ничего подобного с туристами на Играх 2014 года не случится.

Учитывая объемы финансирования и амбиции, сравнивать Сочи-2014 можно скорее с городами, принимавшими летние Олимпиады. Например, по расходам на транспортную инфраструктуру Сочи и Лондон идут вровень: столица Великобритании вложила в новые дороги и развязки 6,5 млрд фунтов — примерно то же, что и российские вложения в дороги-дублеры.

Другое дело, что в Сочи и Лондоне характер задач, стоящих перед властями, различный. Так, Олимпиада 2012 года преобразит не весь Лондон, а лишь его восточную часть — в недавнем прошлом депрессивный и криминальный район, заброшенную промзону в окружении бедных кварталов. «Это была одна из самых заброшенных частей не только города, но и всей страны. Это был хаос, полный хаос, — объяснял в свое время агентству “Р-Спорт” член оргкомитета лондонской Олимпиады Крейг Риди. — Нам удалось как следует расчистить эту местность, убрать всю грязь, оживить реку. После того как мы возвели там спортсооружения, это место стало просто волшебным по сравнению с тем, каким оно было». Сочинский же проект — это попытка дать толчок развитию не части города, а целому региону.

Остается надеяться, что экономический, строительный, технологический и медийно-имиджевый потенциал, привлеченный проектом «Олимпиада-2014», будет реализован и в интересах рядовых жителей. В противном случае Сочи рискует превратиться в тот самый «город контрастов», где шикарные отели и великолепные магистрали соседствуют с параллельной, отнюдь не олимпийской повседневной жизнью.

К списку публикаций    Версия для печати

Обсуждаем (0)

Добавить комментарий:



  

© 2005–2018 IPOCREDIT.RU – Ипотека, ипотечное кредитование в России
[email protected] – новости, пресс-релизы
[email protected] – информационное сотрудничество
[email protected] – рекламное сотрудничество